С миру по новости...

Анонсы самых интересных и обсуждаемых новостей со всего мира


Зачем либеральная банда выступает против Дня Победы?

Зачем либеральная банда выступает против Дня Победы?

На страницах ИА REGNUM 12 мая 2019 года была опубликована статья Владимира Павленко под названием «Кто и почему мечтает запретить День Великой Победы?». Поводом для статьи стало заявление некоего Максима Виторгана, про которого известно, что сам он в прошлом киноактер, бывший муж Ксении Собчак и сын советского актера Эммануила Виторгана.

Больше про него ничего не знают. Ни одной кинороли Максима Виторгана сейчас вспомнить никому не удастся, ни один фильм с его участием на память никому не придёт. Но зато все вспомнят историю его брака и развода со скандальной Ксенией Собчак.

Ещё помнят драку с каким-то режиссёром, о котором известно лишь то, что его фамилия Богомолов, и что он не Станиславский и не Марк Захаров, и Максим Виторган ударил его за то, что тот, якобы, сказал что-то скабрезное про Собчак в бытность ее женой Виторгана. Прямо дуэль из-за дамы. Еще в связи с Виторганом некоторые вспомнят какую-то мутную историю про покупку квартиры в Риге на деньги Ксении Собчак, и на этом весь ассоциативный ряд воспоминаний об актёре Виторгане-младшем закончен.

Максим Виторган, согласно информации от Владимира Павленко, написал в своей статье, размещенной на его страничке в Instagram, что он считает, что пора прекратить праздновать День Победы, превратив его в «День тишины», ибо это праздник не наш, а тех, кто Победу завоевал. А нам в этот день нужно тихо молчать и скорбеть, а не праздновать, проводить военные парады и концертные мероприятия «с плясками и танчиками» – нарочито провокационная формулировка, гарантированно взрывающая публику и привлекающая внимание к автору. Как говорили раньше – «находка режиссёра».

Понимая, что создал идеальную провокацию, Виторган усилил ее тем, что поместил в свой пост изображение красного мака – введенного Черчиллем в обиход символа победы над Германией в противовес всей советской символике. Таким образом, Черчилль, бывший журналист, понимавший значение графических символов в пропаганде, закрепил британское видение сути победы, и те, кто в мире стоял на пробританских и проамериканских идейных позициях, получили в свой арсенал этот англо-британский символ манифестации своей идеологии.

Красный мак – символ наркотического опьянения, что очень близко для аристократии Британии, состоявшейся на наркоторговле – появился в противовес советско-социалистическому символу Победы в виде красной гвоздики. «Красная гвоздика, спутница тревог, красная гвоздика – наш цветок» – пели тогда по всему социалистическому блоку, и песню подхватывали в странах третьего мира, стремившегося к освобождению от колониального господства ряда стран Западной Европы. И потому в этой войне Запада с СССР символы воевали наравне с пушками, танками и самолетами. Мак был против гвоздики.

Сейчас повесить на себя красный мак, надеть скорбное лицо и выйти с этим на московскую улицу в День Победы – это как в советское время надеть форму солдата Вермахта, выйти на Красную площадь с американским флагом и призывать к роспуску СССР.

Этот жест – демонстрация своей принадлежности к группе, знак «свой-чужой», показывающий всем вокруг, что у человека на московской улице свои находятся по ту сторону государственной границы, а чужие – по эту её сторону. То есть это синоним надписи на груди «Я диссидент и сторонник победы Запада над Россией, которую ненавижу. Все, кто со мной – присоединяйтесь, все, кто не со мной – совок, ватник, деревенщина, дурак, темнота, раб, плебей и всё такое прочее».

Что-то такое про всякие провокационные манифестации написал Шарп, сведя провокации в катехизис ненасильственных подрывных действий из арсенала цветной революции, то есть методов толкать народ к бузе и подрыву имеющейся государственности под видом борьбы за всяческую правду. Когда-то Валерия Новодворская, персонаж, не требующий излишних пояснений, откровенно написала в 1993 году о диссидентах и их мотивации:

«Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое, и хватит врать про права человека и про правозащитников. А то как бы не срубить сук, на котором мы все сидим. Я всегда знала, что приличные люди должны иметь права, а неприличные (вроде Крючкова, Хомейни или Ким Ир Сена) – не должны. Право – понятие элитарное. Так что ты или тварь дрожащая, или право имеешь. Одно из двух». (Источник – В. Новодворская, статья «Прощание славянки», Москва, издательство «Захаров», 2009 год, стр. 307.)

Мы понимаем, что разницы между Новодворской и человеком, женившемся на Ксении Собчак, нет никакой. Собчак – это такой же символ диссидентства, как и Новодворская, и чтобы на ней жениться, нужно разделять её взгляды. Виторган этого и не скрывает. Он всегда был радикальным либералом-западником, каковыми были все столичные богемные тусовщики. Они мечтали потреблять, а их идеал потребления был на Западе.

Отсюда их претензии к России и презрение к её государственности, какой бы она ни была – царской, коммунистической, прозападно-либеральной. Они просто томятся от того, что они в России, а Россия – не Америка. Вся эта «лабуда» про «гуманность», «права человека» и прочую чушь – для них не имеет никакого значения, спасибо Новодворской за откровенное пояснение.

Но всё это нам давно известно, и потому нет смысла лишний раз это пояснять. Сколько волка ни корми, он всегда в лес смотрит. Но у эпатажной выходки Виторгана, кроме манифестации убеждений, есть и сугубо прагматичная сторона.

Мы живём в информационном обществе, в котором сейчас для того, чтобы стать знаменитым, востребованным, нужно уметь пользоваться интернетом. Это 20 лет назад для популярности и места в топе звезд надо было иметь каналы выхода на телевидение и связи в двух-трех газетах. Сейчас каждый может создать свой видеоклип и выложить его на Ютубе. Instagram создан для того, чтобы в нём помещали фотографии и статьи. Мы живём в век, когда если тебя нет в интернете, то тебя вообще нет.

Это породило кризис популярности прежних звезд. Те из них, кто не занимается правильным пиаром, то есть его арт-директора ограничиваются интервью журналистам, если те позвонят, сталкиваются с пустыми залами и падением сборов. Те же, кто активно раскручивает себя в интернете, растут и репутационно, и денежно. Сейчас чтобы стать звездой, уже не нужен Первый канал и участие в концерте на День Милиции. Если ты можешь сделать запись своей музыки и выложить ее в интернете в портале для скачиваний на телефон, то со временем ты затмишь старых звезд, работающих по старинке.

Специалисты по пиару заметили, что интерес к звёздам касается не их искусства, а их личной жизни и всяких историй, где они участвуют. Массовая культура основана на провокации. Никогда Алла Пугачева не имела бы такой широкой популярности, если бы не подогревание интереса к её личной жизни, о которой знают больше, чем о ее песнях.

Звезды стали выделяться не игрой или пением, а комментариями по любым поводам, причём желательно, комментариями скандальными. Андрей Макаревич уже давно не столько поет, сколько делает скандальные заявления, и тем поддерживает пик внимания к себе.

Юрий Лоза пережил ренессанс популярности благодаря выступлениям в СМИ по самым разным вопросам, не имеющим никакого отношения к творчеству, среди которых было и участие в скандале.

Евгения Петросяна уже все стали забывать, но скандал с его разводам сопровождался активным комментированием в СМИ. Петросян даже завел страничку в сети, где делались какие-то сообщения. Понятно, это мог делать и не он, а за него его помощники, но он сумел превратить свой развод в прекрасный информационный повод. Скандал для артиста – лучшая реклама. Его имя несколько месяцев не сходило с первых страниц и новостных топов. Результат? Востребованность Петросяна возросла многократно, концерты расписаны, а его ценник вырос в три раза. Вот что пиар животворящий делает.

Вы думаете, Максим Виторган этого не видит? Не понимает? Прекрасно видит и понимает. Можно подумать, что его буквально разрывает на части от желания поделиться своим отношением ко Дню Победы, и он это делает, так как не может поступиться принципами, как Нина Андреева в эпоху перестройки. Виторгану наплевать на принципы, его принцип – деньги. Его развод с Собчак прошел в тишине и не стал рекламой, как у Петросяна. И потому не принес популярности и денег. Популярность тает, народ забывает, деньги кончаются.

Виторган, идя на скандал с заявлением по Дню Победы, понимал, что это прекрасный повод напомнить о себе. Он закрыл страничку для комментариев, так как понимал, что они будут негативные, и для того, чтобы излить возмущение, люди пойдут в другие СМИ. И они туда пошли. Никто бы не узнал о том, что там забытый Виторган написал своём Instagram, если бы не гневный отклик известных авторов в известных СМИ.

Типизируя и демонизируя Виторгана, его сделали референтный фигурой, выразителем мнения некой якобы важной социальной группы, проблемой, силой. Лидером общественного мнения. Он уже чуть ли не опасен, он велик и ужасен. То есть его рейтинг срезу подрос в несколько раз. Чем дольше волна комментариев вокруг этого инцидента, тем выше его упоминаемость, и тем больше шансов, что о полузабытой фигуре вспомнят продюсеры и режиссеры. Скандальный актер в фильме – это лучшая реклама. Это бизнес, и ничего личного.

Выходка Виторгана в адрес Дня Победы – это совмещение приятного с полезным, где полезное преобладает. Герострат, который сжег храм Артемиды, ненавидим всеми потомками и потому бессмертен. Это блестящий пиар-ход. Знаменитая пьеса Григория Горина «Убить Герострата» говорит о том, что лучший способ – это никогда больше напоминать о нем, забыть его для истории. Не типизировать его, не превращать в символ.

В информационных войнах «убивать» противников – это замалчивать информацию о них. Это то, чего они больше всего боятся и с чем сильнее всего борются. Не стоит самим пиарить ловких манипуляторов, пусть платят за это свои деньги. Если о вас не говорят, то вас нет.

Не стоит помогать с рекламой тем, кто вас на это толкает. Играя на ваших ценностях, они провоцируют вас бесплатно стать их рекламными агентами. «Убить тему» могут не разоблачения, которые суть тоже реклама, а перевод разговора на другую тему.

В связи с этим можно сказать, что речь Владимира Путина на параде Победы намного информативнее и интереснее для анализа. Изучали и обсуждали эту речь незаслуженно мало, а там очень нагруженные смыслом обороты и формулировки. С самыми глобальными последствиями и перспективами. Вот уж на что стоит действительно серьёзно обратить внимание.

©Александр Халдей

Источник


18.09.2019 15:20:33


Похожие новости:

Мужчина расчленил школьную уборщицу в Кузбассе
Мужчина расчленил школьную уборщицу в Кузбассе
Узнать подробности...
ГУВД: житель Новороссийска вымогал деньги, представляясь полицейским
ГУВД: житель Новороссийска вымогал деньги, представляясь полицейским
Узнать подробности...
При посадке во Внуково у Boeing разрушилась стойка шасси
При посадке во Внуково у Boeing разрушилась стойка шасси
Узнать подробности...





Яндекс.Метрика